В чем я вижу свою стратегию работы с особыми детьми?

Рисующий ребёнок1. Самое главное — это сотрудничество с семьей. Кроме коррекционных занятий со специалистом обязательным является выполнение «домашних заданий» — программы, которая расписывается мною индивидуально для каждого ребенка также с учетом его зоны ближайшего развития. Ведь даже дети со схожим по звучанию диагнозом очень часто не похожи друг на друга. Какие-то из психических или физических навыков могут быть более развиты, а какие-то менее. В связи с этим и расписывается индивидуальная коррекционная программа для ребенка. Эта программа должна выполняться систематически дома — родителями, в кабинете — специалистом. К сожалению, «волшебной таблетки» не существует, и если вы с ребенком начали работать по коррекционной программе, настройтесь на то, что это длительный и монотонный труд: ежедневно складывать кубики по цветам, сортировать игровые предметы, учить ребенка показывать пальцем, смотреть в глаза или просто учить его подражать и многое, многое другое. Да, обычные детки все это осваивают сами, но в ситуации когда наш ребенок — особёнок, приходится работу начинать с освоения элементарных навыков. Что касается самой работы, то я использую различные развивающие методики, в том числе и ABA-терапию, игротерапию, сенсорную интеграцию. Если это уместно с конкретным ребенком — использую сказкотерапию и пескотерапию. Хорошо себя зарекомендовала в работе с любыми детками телесно-ориентированная терапия. Всем необходимым приемам обучаю родителей, потому что, как уже сказала выше, без сотрудничества сложно ожидать хороших и быстрых результатов.

2. Также немаловажным аспектом считаю комплексный подход к реабилитации ребенка. Мой опыт показал, что если взаимодействовать СЛАЖЕННОЙ командой: психолог, родители и медики, можно добиться намного лучших результатов, чем в случае, когда вся ответственность за реабилитацию ребенка ложится только на плечи одного специалиста или одних только родителей. Да, мне иногда приходится сталкиваться по этому поводу с возражениями родителей.

Наиболее часто встречающееся из них: мнение родителей о том, что некоторые из препаратов, которые назначают врачи (стимулирующие развитие или корректирующие поведение), имеют тяжелые побочные эффекты и их лучше не принимать. Здесь, мне кажется, лучше всё же подходить с точки зрения здравого смысла. Я не сторонних медикаментозного экстремизма и считаю, что если ребенок достаточными темпами развивается без фармацевтических препаратов, то, возможно, они ему и не нужны в таком количестве, или его можно поддерживать другими методами лечения (физиотерапевтические, рефлексотерапия и др.). Но это должен решить врач. К сожалению, чаще приходится сталкиваться с другой крайностью, когда на прием приходят родители с ребенком, у которого расторможено внимание, полевое поведение (неуправляемое произвольно), агрессивное поведение. Я видела таких детей, которые понимали почти всё, что происходит, но не могли управлять своим поведением. В силу чего развивающие занятия становились невозможными. И только с грамотно подобранным корректором поведения такой ребенок начинал учиться, осваивать социальные навыки, и даже разговаривать. Случаются ситуации, когда необходимо назначение ноотропных препаратов, чтобы поддержать развитие мозга при повышающейся нагрузке и простимулировать развитие самого ребенка. Чаще всего это бывает при умственной отсталости различной степени, задержке психического развития и задержке развития речи, а также при других проблемах развития ребенка.

Второе возражение родителей часто связано с тем, что, если ребенка параллельно будут вести и врач, и коррекционный психолог, это будет достаточно накладно для семьи. Мой опыт наблюдения подобных семей показал, что намного в большие расходы семья попадает, если реабилитацией ребенка занимаются не систематически, а «наскоком», ходят по многим специалистам, у каждого из которых свой взгляд и свои методы, соответственно, с каждым из них семья начинает тратиться на препараты и или «развивайки» по новому кругу. Здесь я всегда советую родителям: найдите такого специалиста, с кем вы можете построить диалог, кто будет вас слышать и понимать. К сожалению, реалии нашей жизни сейчас таковы, что специалист при высоком статусе или должности не всегда является достаточно компетентным. Есть много талантливых и грамотных врачей, у которых не хватило «связей» или денег занять высокую должность, защитить диссертацию. Но от этого их профессионализм не стал меньше. Я таких знаю не понаслышке. Услуги их стоят в несколько раз дешевле услуг академических «светил». Наводите справки у других родителей, проверяйте и перепроверяйте информацию. И еще: доверяйте своей интуиции. И, если вы найдете «своего» специалиста, то, поверьте опыту, эффект от сотрудничества будет высоким, а денег будет потрачено в несколько раз меньше, чем при нерегулярных походах к «светилам».

3. Немаловажным, но часто ускользающим от внимания специалистов фактором успешной реабилитации ребенка является эмоциональное состояние его семьи — среды, где малыш проводит большую часть времени. Часто появление такого ребенка в семье приносит с собой интенсивные и тяжелые чувства: страх, злость, чувство вины и обиды. (Подробнее об этом моя статья: Трудно ли быть родителем «особого» ребенка? (или «Есть ли жизнь после диагноза?»). На все это накладывается изматывающая усталость, связанная с нагрузкой по уходу за таким ребенком. Очень часто большая часть этой нагрузки ложится на плечи мамы ребенка. Тот, кому приходится ухаживать за таким малышом, зачастую забывает о себе, торопится и спешит сделать как можно больше для реабилитации ребенка. При этом стремительно происходит эмоциональное выгорание: накапливается бессонница, раздражительность, усталость. Всё это отражается как на ребенке, так и на самой семье. Мне часто приходится видеть, когда мамы таких детей великолепно понимают потребности своих чад, но при этом сами перестают чувствовать голод, другие потребности, сексуальное влечение, не дают себе права отдыхать, забывают о том, как поддерживать и баловать себя. Сниженный эмоциональный фон, усталость и нарастающая раздражительность отталкивают от неё близких. В результате родственники отдаляются, ей с ребенком помогают меньше, нагрузка возрастает, усталость накапливается, и всё идет по замкнутому кругу. И кажется, что нет права снизить нагрузку по уходу за ребенком, и кажется, что нет выхода из сложившейся ситуации. Это один из возможных вариантов. Случается, что семья, имея необычного ребенка, замыкается в себе, перестает ходить в гости и приглашать к себе друзей, стыдится ходить с ребенком на детскую площадку. Да, есть еще варианты, когда семья отказывается от такого ребенка. Но я сейчас пишу для тех, кто всё же решил для себя нести этот груз и искать способ, свой уникальный способ адаптироваться к сложившейся ситуации. На самом деле выход есть. Я сама живу в достаточно активном ритме длительное время, много забочусь о детях, расту и развиваюсь как женщина и профессионально. У меня много интересов в жизни. Но так было не всегда, я тоже была в тяжелом затяжном кризисе, у меня достаточно долго шел процесс принятия болезни моего ребенка (я сама мама особенного ребенка) и невозможности повернуть всё вспять. Сейчас моя работа состоит не только в том, чтобы проводить развивающие занятия с детьми, но и оказывать психотерапевтическую поддержку таким семьям. Моё глубокое убеждение — семья может пережить этот кризис, перестроить свою жизнь с учетом сложившихся обстоятельств и быть счастливой, жить эмоционально наполненной жизнью. Таких семей, к сожалению, не много, но они есть. Я сознательно довольно долго собирала о таких семьях опыт проживания подобных кризисов. И, обобщая весь этот опыт, могу с уверенностью сказать: да, такая перестройка требует определенной душевной работы над собой, приходится корректировать свои взгляды на жизнь и иногда перестраивать систему ценностей. Но это того стоит! Качество проживания жизни при этом существенно меняется. Открывается взгляд на многие возможности и многие ресурсы, которые раньше просто не попадали в поле зрения. Высвобождается большое количество творческой энергии. И, самое главное — в такой атмосфере ребенок-особёнок тут же начинает делать качественный скачки в своем развитии намного быстрее и лучше, чем при банальной коррекционной работе с ним. Поэтому такие семьи нуждаются в психотерапевтической поддержке ради них самих и ради ребенка.

Запись опубликована в рубрике Методики, Мои заметки, Патопсихология и коррекционная работа, Помощь особым детям, Помощь родителям особых детей с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.